Талгат Актаев: «Война – это не легкая работа, это долг перед Родиной»

12:49 7 июля 2023
148
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Наш собеседник – рядовой 21 бригады оперативного назначения специальной военной операции, ветеран боевых действий Талгат Бекбалович Актаев Мир на земле сотрясает война. И вновь как в те далекие грозовые годы Великой Отечественной мы следим за картой военных действий, которая пестрит все новыми и новыми новостями. Специальная военная операция на Украине - это современная война, война новых технологий. И эти новинки обкатываются сегодня на Украине. Применяются новейшие реактивные и тяжёлые огнемётные системы, корректируемые высокоточные снаряды, в связке с беспилотниками, которые без труда уничтожают украинские системы ПВО, а новейшая инженерная машина дистанционного минирования «Земледелие», буквально за 30 секунд способная выставить минное поле любой сложности на удалении от пяти до пятнадцати километров, приводит в ужас украинских нацистов. Эффект от применения этих смертоносных новинок может быть слишком велик и разрушителен. Мы не хотели этой войны, нам ее навязали…Россия защищает свои права и на войне твердо отстаивают их наши соотечественники – дети, внуки, родные и близкие, те, кому не на словах дороги Отечество, своя малая родина. Одним из первых, кто пошел добровольцем и стал участником специальной военной операции на Украине, стал житель районного поселка Ровное Ровенского района Талгат Актаев. Совсем недавно, спустя восемь месяцев службы, он приехал в отпуск домой и согласился на беседу с нами на тему о специальной военной операции. - Я стал добровольцем 2 октября прошлого года, - начал свой рассказ Талгат Актаев. - Так случилось, что мы из Ровного стали первыми добровольцами, кто принял участие в специальной военной операции на Украине: я, Арслан Сингрибаев и Николай Бирюков. До этого я не служил в армии, но всегда хотел стать военнослужащим. В армию меня не брали из – за какой- то чепухи - ожог руки. Я неоднократно рвал перед призывной комиссией военный билет с отметкой годен не к строевой, таким образом протестуя против необоснованного, на мой взгляд, решения, и вот спустя много лет моя мечта сбылась. Мой друг, товарищ и брат Арслан Сингрибаев предложил мне стать участником специальной военной операции. Я согласился, знал, что если мы рядом, друг другу поможем, вместе мы сила. Правда, не думал, что это будет специальная военная операция. Самая настоящая, не та, в которую мы с ребятами играли в детстве… Украина стала нам жестким испытанием на выдержку, силу и выносливость. 28 октября мы подписали контракт, в течение полутора месяцев прошли слаживание (подготовку) в Москве, и уже 24 декабря заехали в Луганск. Из Северодонецка нас переместили в город Рубежный, и 16 января вместе с Арсланом мы уже приняли свое первое боевое крещение, попав под минометный обстрел, когда зачищали многоэтажку. Минометный обстрел — это самый гибкий метод использования воинским подразделением стрельбы непрямой наводкой на близких и средних дистанциях: приблизительно от 100 метров до 4 километров, хотя современные тяжелые минометы могут вести огонь на расстояние до десятков километров. На этот раз обстрел был внезапный и непродолжительный. Я слушал выход миномета. Нас учили считать: от того, сколько секунд мина летит, зависит твоя жизнь. Если свист больше 4 секунд, значит, не в тебя летит. Я сосчитал 2 секунды - и такой свист, скрежет, гул – цель попала прямо в здание. «Задвухсотило» женщину, и ранило (затрехсотило) одного военного. Мне и моему брату Арслану (он был как всегда рядом) повезло. На Украине было жестко. Помню, зачищали пятиэтажку. Перед этим заметили машину с российской символикой, мы проверили документы, они были в порядке. Машина отъехала. И сразу нас стали обстреливать. Мы чуть было не попрощались с жизнью. Нас обстреляли со стороны Кременной. Это был бродячий минометный расчет, и нам удалось спастись. В Рубежном мы были до февраля. Зимой этот населенный пункт представлял собой безлюдный город-призрак. В ходе ожесточенных боев и артиллерийских дуэлей городская инфраструктура была буквально сметена, а заводы, где прятались украинские боевики, после штурмов едва-едва напоминали некогда крупнейшие химические предприятия региона. На тот момент была разрушена бо́льшая часть города, на подъездах к нему взорваны мосты, потому что ВСУ, убегая, уничтожали за собой все подряд. Потом мы подъехали ближе к Сватовскому направлению, где сейчас идут ожесточенные бои. Из восьми месяцев, в течение которых я был на Украине, самым тяжелым был первый месяц. Я видел своими глазами, что творят эти фашисты, они даже своих погибших не хоронили, просто оставляли там, где они погибли. • Но потом как-то сконцентрировал свое внимание, стал относиться ко всему по-военному, справился со своими эмоциями, понимая, что наша задача – защищать мирных жителей, освобождать территории от нацисткой нечестии и брать новые рубежи. И нам удавалось это сделать с честью. Несмотря на то, что ситуация была сложной, мы не только отвоевывали территории, мы сохраняли жизни свои и своих товарищей. Мы зашли ротой в составе 96 бойцов и вышли всего с одним раненым, остальные все живы и здоровы. И в целом наша 21 бригада, которая вместе с командованием насчитывает около 200 человек, вышла из сражений с одним трехсотым. Конечно, многое зависит от наших командиров. Наш командир с позывным «Апостол» берег всех нас, как своих детей, всех, кто приехал из разных концов России: и русских, и татар, и казахов… Хорошими наставниками для нас в бою были «старички». Александр Семенов, которому исполнилось 50 лет брал Мариуполь, он учил нас технике и тактике боевых действий, а кто-то у нас воевал с 2008 года, прошел Сирию и Африку. Нам помогала не только поддержка таких как они, знающих, опытных бойцов, но и моральная, психологическая, материальная поддержка со стороны правительства России, родных и близких, и совсем незнакомых для нас людей, детей, которые присылали нам посылки из Московской области, Краснодара, добрые письма, детские рисунки - поднимали нам дух, укрепляли веру в то, что наше дело правое. Особо приятно было тогда, когда я узнал, что наши жены по приглашению С. Миронова побывали в Государственной Думе РФ, где их поздравили с Международным женским днем 8 марта и вручили подарки. Это случилось после того, как нас представили к боевой награде – медаль «За боевые отличия». • Каждый из нас был достаточно оснащен всем необходимым для ведения боя, у нас было все: и тактическая форма, и индивидуальные аптечки, и техника такие, как БТРы, тигры, покемоны – это УРАЛ (бронированная машина с капсулой) и современные зенитные установки, оружие, специальное оборудование. Мы охраняли города и села, промзону. Этому учили нас незадолго до прибытия на Украину в период слаживания. Самое главное говорили нам в Казани – оказать первую помощь, вынести раненого из красной зоны и доставить в зеленую, где работали полевые хирурги, врачи. Женщин в нашем составе не было. Мужики шли в бой, бились, погибали, выживали. Как говорит наш полковник: «Лежали мы на печи, по зову сердца встали и пошли воевать». Война - это страшно. Никому не желаю войны, но кто-то должен защищать свою Родину, вот мы и пошли. Наших раненых бойцов выносили с полей сражений, а врачи в прифроновых госпиталях спасали. Если говорить о боевых трудностях, то бывало и так, что по три дня не выходили из леса. Костер - нельзя! Фонари - нельзя! Но мы терпели, выполняя поставленную задачу. На Украине ночи темные, на расстоянии руки ничего не видно. Ходили с ночниками. Одна штурмовая группа бойцов уходила вперед на 500 метров от нас, по нашим координатам шли ближе к вражеской линии, а в случае необходимости мы их прикрывали огнем. Мы были очень осторожны. Мы слушали тишину… Это были военные будни, а в период пятидневного отдыха мы приводили себя в порядок, занимались тренировкой по боевой подготовке, переписывались с родными по интернет ресурсам. На войне ты должен сам себя усовершенствовать, должен тренироваться. Мы холостили с оружием, повторяли как резать угол, как предугадывать удары противника. В один из таких дней я получил от своего боевого товарища с позывным «Байкал» подарок. Он подарил мне на память, написанный карандашом и углем мой портрет. Я его буду хранить всю жизнь. А ещё я привез с Украины брошенного кем-то четвероногого друга, маленького спаниеля. Надеюсь, что это немного скрасит моим дорогим родителя мое отсутствие. Белокуракино, Новопсков, Белолуцк, Марковка – эти и другие населенные пункты Украины до сих пор у меня перед глазами – территории разные по выполнению боевой задачи, но одинаковые по тяжести и серьезности ситуации. В пятницу я уезжаю, отпуск мой заканчивается, и я снова ухожу на войну. Очень скучаю по своим боевым товарищам, которые сейчас там на передней линии. А всем, кто остается здесь в тылу, желаю терпения в ожидании своих родных и близких, здоровья и мирного неба над головой. Особенно хотелось бы обратиться к молодежи. Ребята, каждый из нас должен пройти армию, в армии ты становишься мужиком. Ты становишься физически крепче, а дух – сильнее.